Отечественная История



Метки

Кто вы, доктор Лазоверт?

В процессе написания книги «Чиновник для особых поручений» мне пришлось основательно «лопатить» интернет, потому что с событиями начала XX века, которые мне предстояло описывать, я был знаком не лучше поголовного большинства обычных людей – что-то со школы запомнилось, что-то слышал, что-то прочитал… Словом, каждый эпизод, упоминаемый в романе, приходилось тщательно сверять и через «Хронос», и через множество других исторических сайтов.

Особенно хлопотным оказался эпизод с убийством Распутина. По количеству противоречивой информации он, можно так сказать, побил все мыслимые рекорды. Буквально все обстоятельства этого преступления были многовариантными, включая состав преступного сообщества и последовательность событий.

Неизменным, в принципе, является состав участников убийства:

Феликс Феликсович Юсупов, граф Сумароков-Эльстон Великий князь Дмитрий Павлович (1891-1942), двоюродный брат императора Николая II, флигель-адъютант, штабс-ротмистр лейб-гвардии Конного полка. Участник Первой мировой войны.
Владимир Митрофанович Пуришкевич (1870-1920), Помещик Бессарабской губернии, организатор и лидер монархической организации «Союза Михаила Архангела». Депутат II, III и IV Государственной думы (от Бессарабской губернии). Главный врач Отряда Красного Креста капитан медицинской службы Станислав Сергеевич Лазоверт.


Поручик лейб-гвардии Преображенского полка Сергей Сухотин (предположительно тот, что на заднем плане смотрит в окно)1

Сухотин, собственно, самая непроявленная фигура из этой «пятёрки», его биографы называют то поручиком, то капитаном, под сомнением и Преображенский полк, в одном из трактатов было даже предположение, что это был представитель одной из русских спецслужб. В двадцати восьми публикациях СМИ от 10.04.2008 года прошла такая информация – «Пряжка от ремня и набор пороховниц 19-го века, принадлежавшие генералу Сергею Сухотину – одному из убийц фаворита российской императорской семьи Григория Распутина – проданы в четверг в Лондоне на аукционе "Бонэмс" более чем за 1,5 тысячи фунтов стерлингов». Уже генерал! Похоже, дурют ихнего брата. Ну, Бог с ним, с Сухотиным, тем более, что все говорят о его присутствии, но никто не упоминает о каких-либо его активных действиях.

19.06.2007 г. Ричард Каллен, следователь Скотланд-Ярда на пенсии, и историк Эндрю Кук, имевшие доступ к архивам МИ-6, пришли к выводу, что пулю, которая все-таки прикончила Распутина, выпустил Освальд Рейнер, британский разведчик. Его миссией было физическое устранение Распутина, в случае, если невозможно будет удалить его с царского двора каким-либо другим способом. Дело в том, что старец настойчиво пытался убедить Николая II заключить мир с Германией, а это значит, что немецкие пушки развернулись бы в сторону Великобритании. Кроме того, Освальд Рейнер был унивеситетским другом князя Феликса Юсупова, в доме которого Распутин нашёл свою смерть, и Юсупов даже упоминает его в своих мемуарах.

В это верится, знаете ли, в особенности после того, как прочитаешь дневники Юсупова и Пуришкевича. Что называется, кто в лес, кто по дрова. Сразу оговорюсь, что проводить ещё одну антологию в этой статье в мои планы не входит, это уже сделано до меня, и гораздо более глубоко и талантливо. Лучше всего, на мой взгляд, это сделал известный писатель Александр Бушков в своей книге «Распутин. Выстрелы из прошлого».

Но меня больше всего поразило не то, что очень многие исследователи, включая и английских, очень убедительно доказывают, что убийство Распутина совершено именно Освальдом Рейнером. Никто и нигде не упоминает о его присутствии. Воистину, получается чистой воды мистика – Юсупов с Пуришкевичем в своих мемуарах описывают события так, что становится ясно – либо они убивали двух разных Распутиных, либо оба, мягко говоря, фантазируют. Причём, что характерно, их показания отличаются не только друг от друга, но и от совершенно объективно установленных обстоятельств. То, что убийство совершил Рейнер, сомнения не вызывает. По крайней мере из всех упомянутых лиц самый вероятный убийца – именно он.

Но вот о его присутствии на месте преступления ни Юсупов, ни Пуришкевич не упоминают. И ни один из исследователей (по крайней мере, из тех, которых мне довелось читать) не задался вопросом о его присутствии. Получается, воля Ваша, какая-то мистика – убивал, но не присутствовал. Человек-невидимка.

Как бывший следователь и как человек, которому приходилось общаться с разведчиками настоящими, а не киношными, твёрдо знаю – где орудуют эти ребята, никакой мистики нет и не может быть по определению. Вывод напрашивался один-единственный – Освальд Рейнер присутствовал там, но под видом кого-то из участников. Его портрет нашёлся в интернете довольно легко.

Оставалось только сверить его с портретами поручика Сухотина и капитана Лазоверта. Но портрета первого не сохранилось2, а портрет врача всё-таки нашёлся и приведён выше.

Сходство, даже на первый взгляд, сомнений не вызывает. Но криминалистика – наука точная. Потому портреты были исследованы путём наложения. Вот таким образом.

Одной загадкой в истории стало меньше. Мелочь, а приятно.


1Статья была написана 13 июля 2012 года. На тот момент никакой информации в сети Интернет о Сухотине не было, что и нашло отражение в тексте статьи. На сегодняшний день её, конечно, вполне достаточно (жизнь не стоит на месте).

2Портрет тоже позднее нашёлся (приведён ниже).


Сергей Михайлович Сухотин

Сергей Михайлович Сухотин (18 февраля 1887 г. Кочеты — 4 июня 1926 г. Орли).

Родился в семье Михаила Сергеевича Сухотина (1850—1914), депутата I Государственной Думы от Тульской губернии. Отец – либеральный мыслитель, знакомый Л.Н. Толстого. Мать – Мария Михайловна Сухотина, урожденная Боде-Колычева (1856—1897), фрейлина императрицы Марии Александровны. С 1899 года – мачеха Татьяна Львовна Сухотина-Толстая (1864—1950), дочь Л. Н. Толстого.

Служил в должности командира седьмой роты Лейб-гвардии 1 Стрелкового Его Величества полка, входившего в состав Гвардейского корпуса генерала В. М. Безобразова.

В мае 1916 года женился на И.А. Горяиновой (Энери) – давней знакомой по Ясной Поляне, известной пианистке, ученице композитора А.К. Глазунова.

На момент убийства Распутина находился в резерве чинов Главного управления Генерального штаба.

С июня 1917 года до апреля 1918 года служил в Главном управлении по заграничному снабжению (Главзагран) Военного министерства.

С конца апреля до июня 1918 года - заведующий Отделом заграничных металлов в Главном управлении по снабжению металлами (РАСМЕКО) при ВСНХ.

В ноябре 1918 года вместе со своим другом князем А.С. Чагадаевым – секретарем РАСМЕКО – был обвинен в спекуляции и взяточничестве по контрреволюционному «Делу ответственных сотрудников РАСМЕКО». На заседании Ревтрибунала при ВЦИК был приговорен к расстрелу, замененному вскоре бессрочным тюремным заключением.

За день до приговора Ирина Энери заочно развелась с мужем и, бросив дочь, эмигрировала во Францию.

После освобождения С.М. Сухотин помогал Толстым в организации музея «Ясная Поляна».

С 9 июня 1921 года – комендант «Ясной Поляны».

19 октября 1921 года женился на внучке Л.Н. Толстого Софье Андреевне Толстая (25 апреля 1900 – 29 июня 1957 г.г.).

В январе 1922 года перенес инсульт. Заботы по уходу за ним взяли на себя мачеха Т.Л. Сухотина-Толстая и теща О.К. Толстая (урожд. Дитерихс).

В 1925 году при содействии В.Ф. Булгакова и многочисленных друзей и знакомых был отправлен на лечение во Францию. Заботы по уходу за ним взял на себя Ф.Ф. Юсупов.

Софья Андреевна Толстая заочно развелась с мужем сразу после его отъезда и снова вышла замуж – за поэта Сергея Есенина.

С.М. Сухотин узнал о браке своей жены с Сергеем Есениным из газет. В результате нескольких инсультов скончался 4 июня 1926 года в лечебнице Орли – одного из пригородов Парижа.

Впервые в истории заговора он был упомянут как «поручик С.» в выдержках из Дневника В.М. Пуришкевича «Смерть Распутина», изданных в Киеве в 1918 году. Полностью его фамилия была названа лишь в мемуарах князя Ф.Ф. Юсупова «Конец Распутина», изданных в Париже в 1927 году.

В мемуарах друга князя А.С. Чагадаева – князя П. П. Ишеева – «Осколки прошлого», изданных в Нью-Йорке в 1959 году, С.М. Сухотин назван убийцей Распутина:

«…Принято считать, о чем все до сих пор писали, что Распутина убил Пуришкевич. На самом же деле в него стрелял и его фактически прикончил Сухотин. Но чтобы его не подвести, об этом решили скрыть и держать в секрете, а его выстрелы принял на себя Пуришкевич, – иначе ему бы не поздоровилось. Если Великий князь Дмитрий Павлович был сослан в Турцию, то что бы сделали с простым поручиком??»


Данная информация приведена по следующим источникам:
Wikipedia.org
rodovid.org


Столь подробная информация ценна не столько сама по себе, а как доказательство своеобразного «алиби» поручика Сухотина в том, что «маской» британского агента Освальда Рейнера он, точно, не являлся. Вся его биография отчётливо прослеживается и (nota bene!) тесно переплетена с такими широко известными историческими личностями, как Лев Толстой и Сергей Есенин.

Что лишний раз доказывает – Освальд Рейнер присутствовал на месте преступления именно под видом Станислава Сергеевича Лазоверта. Биография последнего, в отличие от всех остальных, более всего напоминает «легенду» разведчика – упоминание об участии в убийстве Распутина (по всем воспоминаниям – где-то на «заднем плане») и, несколько ранее, в приказе о награждении «Георгием». Откуда появился и куда исчез – тайна, покрытая мраком.

Утверждение князя Чегодаева о том, что именно Сухотин был непосредственным убийцей, вряд ли стоит принимать всерьёз, и вот почему:

Пуришкевич, действительно, стрелял в Распутина во дворе дома Ф.Ф.Юсупова. И, стреляя из своего пистолета «Savage 1907», попал Распутину в спину. Затем «старец» был добит Освальдом Рейнером выстрелом в лоб из револьвера «.455 Webley», являющимся штатным оружием английской МИ-6. Весьма сомнительно, чтобы две такие важные особы предоставляли (по очереди?) своё личное оружие заштатному гвардейскому офицеру. Особенно если учесть, что первый ненавидел «отца Григория» всеми фибрами души, а второй имел задание по его уничтожению.


Юрий Каменский